Беседы Уильяма Голдинга. Хрюшка*

Средняя оценка: 7 (1 vote)

 

Голдинг. Да, Хрюшка... Ну что же сказать о нем? Хрюшка — ученый. Технократ. Он был создан для работы в науке.

Б а й л с. Вы, наверно, назовете это рационалистической дотошностью, но у меня здесь есть заметочки, относящиеся к Хрюшке, и меня немного огорчает то, что вы сейчас сказали, потому что...

Голдинг. Потому что вы преклоняетесь перед учеными...

Б а й л с. Ничего подобного!

Голдинг. Вас очень тщательно и заботливо воспитали.

Б а й л с. Вовсе нет. Нет, сэр! Я — гуманист.

Голдинг. Неужели?

Б а й л с. Вот именно. Избави меня, боже, от Великого Бога Науки. Для меня Наука олицетворяется в Г. Дж. Уэллсе — если разрешите употребить имя, режущее ваш слух.

Голдинг. Но ведь он Выдающийся Романист, Великий Человек.

Б а й л с. Нет, серьезно, меня всегда как-то коробит покровительственный тон, в котором критики высказываются о Хрюшке. Он им неприятен, сам этот мальчик. Даже Фрэнк Кэрмоуд** говорит о нем в таких выражениях, как «скучный» и «практичный». Люди довольно презрительно отзываются о его «научной осведомленности». Я не уверен, что полностью согласен с таким взглядом на Хрюшку, и потому, когда вы покровительственно назвали его «ученым», я был несколько обескуражен. Ведь, что ни говори, вы же сами называли его «мудрым».

Голдинг. Я не называл его «мудрым».

Б а й л с. Черта с два не называли!

Голдинг. Это сказал Ральф.

Б а й л с. Нет, сэр! Этот номер не пройдет...

Голдинг. Кто написал книгу?

Б а й л с. ...потому что самый финал книги — не диалог.

Голдинг. «Верный, мудрый друг по имени Хрюшка».

Б а й л с. Правильно. «Верный», что не очень-то вяжется со всеми презрительными отзывами о нем.

Голдинг. Не знаю, как бы это получше выразить. Если вы решили, что это мой взгляд на Хрюшку, значит, я допустил техническую ошибку. Я хотел... Понимаете, в какой-то мере я нахожусь в черепной коробке Ральфа, а Ральф оплакивает утрату чистоты и наивности, и тьму, царящую в человеческом сердце, и гибель верного, мудрого друга по прозвищу Хрюшка. Все это увидено только глазами Ральфа. И ничьими другими. А кроме того, ему следовало бы оплакивать Саймона.

Б а й л с. Да, следовало бы.

Голдинг. Но этого он не делает.

Б а й л с. Он этого не понимает.

Голдинг. Да, этого он не понимает. Он понимает Хрюшку. Понимает Хрюшку и считает его мудрым. Хрюшка не мудр. Хрюшка близорук. Он рационалист. Вы ведь знаете, рационализм для меня проклятие, а он... он именно таков. Наивен, близорук и рационалистичен, как большинство ученых.

Б а й л с. Но разница заключается в том, что Хрюшка прав.

Голдинг. Ну, в таком случае мне больше нечего сказать.

Б а й л с. Разве не так?

Голдинг. Ну в чем же он прав? Ведь он обнаруживает полнейшее непонимание ситуации, рассуждая, что все ведут себя как сборище малых ребят, в то время как все ведут себя как толпа взрослых людей. Это он хочет, чтобы здесь очутилась его тетушка, это он считает, что люди могут собраться вместе и все обсудить, и прочее и прочее. Он — простак. он — полнейший простак. Он похож на ученых, которые и впразду воображают, что достигли чего-то в подлинной, реальной, человеческой жизни. Они становятся сложнее — и меня лично все это увлекает. Окажись у меня сейчас рак, я уверен, они, вероятно, сумели бы помочь мне лучше, чем десять лет назад. Все это прекрасно, и все это, однако, наивно. Это даже близко не затрагивает проблемы человеческого существования по-настоящему. Хрюшка понятия не имеет о том, что происходит на острове. Он слушать не хочет о Звере и о маленьком Звереныше. Он утверждает, что никаких призраков нет и не может быть, не понимая, что их общество кишит призраками. Быть может, это призраки родителей, но все равно ведь — призраки. Они преследуют мальчиков повсюду. Пожалуй, никто не разбирается в жизни на острове хуже, чем Хрюшка. Одним словом — он ученый.

Б а й л с. Он, разумеется, практичен, однако...

Голдинг. Это другого рода практичность — он практичный ученый.

Б а й л с. Мне хочется, чтобы в Хрюшке было еще что-то, хоть немножко.

Голдинг. Ну, вы — сентиментальный человек.

Б а й л с. Да, пожалуй. Надеюсь, что в лучшем, а не в худшем смысле слова. Мы начали с этой предпосылки. Но вместе с тем Хрюшка говорит, что у них должно быть какое-то подобие порядка. Хрюшка хочет, чтобы Ральф защитил его от Джека, что можно понять. И при всех дискредитирующих его чертах Хрюшка, мне кажется, более стоящее существо, чем утверждают его противники, В конце концов, почти все, что он говорит, — правильно; пусть его мысли недальновидны, пусть они не затрагивают сути проблемы, но они, по крайней мере, правильны, не так ли?

Голдинг. Правильнее, чем у большинства других. Ведь существуют же разные степени правоты? Самая высшая точка правоты, достигнутая кем-либо на острове, — это мысль о том, чтобы подняться на гору и посмотреть, что там на вершине. Так думает Саймон, которого — что вполне естественно — не понимает никто. Кроме того, есть Ральф, имеющий некоторое представление о законе и порядке, и есть Хрюшка, который сознает, что самая главная задача — дождаться спасения, а вторая по важности задача — сделать убежище, что, впрочем, сознает и Ральф. Хрюшка обладает определенными техническими способностями, он в общих чертах знает, что сделать невозможно, но он не видит, что можно сделать, — а сделать можно многое. Нет, нет, я утверждаю, что Хрюшке следовало бы надеть белый халат — такой длинный, белый лабораторный халат — и разгуливать по острову, и, очевидно, писать разного рода научные труды и заметки, и в конце концов очутиться в Лос-Аламасе. Если я заложил в него нечто большее, могу лишь с удовольствием отметить это как один из тех случаев, когда Фальстаф вырывается за рамки средневекового олицетворения Порока.

Б а й л с. Я все время внутренне перебираю все доводы «за» и «против» Хрюшки и не собираюсь пока кончать этот спор. Я еще не готов к этому.

Голдинг. Ну что же, не забывайте также, что сам я книги не читал, — во всяком случае, после того, как написал ее. Я помню несколько ключевых фраз. Вот эту финальную, которая пришла мне в голову, пожалуй, раньше всего. Что еще? О, я помню беседу Свиньи и Саймона. А кроме этого — ничего, только общие контуры.

 

                          

_______________________
 

*Хрюшка (англ. piggy ) - один из главных персонажей "Повелителя мух" Голдинга
**английский литературовед

                                                                     * * *

ЗРИМЫЕ ОБРАЗЫ

http://img704.imageshack.us/img704/532/piggya.jpg
http://img704.imageshack.us/img704/3936/lordoftheflies.jpg

В интернете:

Электронная версия здесь

Ответ: Беседы Уильяма Голдинга. Хрюшка*

/Ведь он обнаруживает полнейшее непонимание ситуации, рассуждая, что все ведут себя как сборище малых ребят, в то время как все ведут себя как толпа взрослых людей. Это он хочет, чтобы здесь очутилась его тетушка, это он считает, что люди могут собраться вместе и все обсудить, и прочее и прочее. Он — простак. он — полнейший простак/.
Гениально! И что-то неуловимо напоминает )

Ответ: Беседы Уильяма Голдинга. Хрюшка*

напоминает, да. потому что хрюшка не принимает во внимание иррациональное. а это всегда значительное составляющее ситуации. но переменное. в разных ситуациях его удельный вес разный. вы это хотели услышать?)

Ответ: Беседы Уильяма Голдинга. Хрюшка*

Лок, я обычно не хочу ничего услышать, я просто слушаю :)
И эта фразочка оказалась в унисон тому, что я "слышу" в последнее время. У меня появляется серьезное подозрение, что иррационального настолько больше, что рацио уже можно отбросить как категорию )