Хинкис Виктор

Средняя оценка: 7 (2 votes)
Полное имя автора: 
Хинкис Виктор Александрович

Гениальный переводчик с английского, итальянского и скандинавских языков, уроженец Одессы, переводил Фолкнера, Киплинга, Апдайка и др. ни разу не выехав за рубеж. Вершина деятельности – перевод романов Голдинга «Наследники» и «Шпиль» и колоссальный подвижнический десятилетний труд по переводу джойсовского «Улисса», начатый и продолжавшийся без договора с издательством и законченный уже после смерти друга и соавтора Сергеем Хоружим. Был близок к среде диссидентов, принимал участие в судьбе Варлама Шаламова, страдал приступами тяжелой депрессии, умер в возрасте пятидесяти одного года от болезни сердца. Еще один пример исковерканной советским тоталитарным режимом жизни и замученного таланта.


ФОТОАЛЬБОМ

http://img229.imageshack.us/img229/9459/hinkis1000094290ew3.jpg
 

Информация об авторе
Даты жизни: 
1930-1981
Язык творчества: 
русский
Страна: 
Советский Союз
Творчество: 

http://old.russ.ru/columns/20041007_kalash.html интервью с Сергеем Хоружим об истории перевода «Улисса», с сайта старого Журнального Зала
http://joyce.msk.ru/horuj.htm Сергей Хоружий, "Улисс" в русском зеркале". В конце, в части 18, описываются мытарства, которые претерпел перевод Хинкиса и Хоружего прежде, чем выйти в свет. Из Оруэлла. Написано в стиле джойсовского потока сознания, такой прикол. С сайта, посвященного Джойсу.
________

Автор книги "Жизнь и смерть Роджера Бэкона"

Биография: 

http://www.hd13.ru/relaxation/proza/hinkis.php Елена Захарова о своем отце Викторе Хинкисе, с сайта «Гемодиализ»
 
*
 
Из статьи Сергея Хоружего памяти его друга, философа Игоря Алексеева, «Зона», с сайта журнала «Лебедь»
http://www.lebed.com/2005/art4338.htm :

«Несколько лет назад, изведав почти те же недуги и те же проблемы и столько же на свете прожив, в Москве умер Виктор Хинкис – известный переводчик, писатель. Я был с ним близок как раз в последнюю пору его жизни и мог воочию видеть, как назревал разрушительный исход, проступали неумолимые очертанья судьбы, которые сейчас так узнаваемо повторились в судьбе Игоря. Они были одного склада, оба сильные и строптивые, одаренные не только способностями, но и яркой индивидуальностью, бурливой непокорностью нрава. И оба явно не умещались, не могли сполна реализовать себя в окружающем, оказывались с ним в конфликте. Это и стало решающим в их судьбе. Чем дальше, тем больше ее определяло развитие этого конфликта. Развитие же в обоих случаях шло совершенно одинаково. Вначале отношения с окружающим просто оказывались зачастую обострены. Потом постепенно они становились непоправимо деформированы, болезненны. Потом – повлекли болезнь. Наконец – привели к гибели. Переход внешнего во внутреннее – ключевая черта этой печальной картины. Обстановка, атмосфера, условия, отношения – все это в течение долгих лет давило, ущемляло, ранило личность, пока не проникло наконец и до ее психических и физических слоев, душевно-телесного естества – и повлекло его разрушение. Накапливаясь и нагнетаясь, внешние нарушения нормальной активности с неизбежностью породили внутренние, начали поражать ткани личности. Налицо перед нами – картина губительного воздействия какой-то вредоносной, нездоровой среды. Но не такова ли в точности – подумал я – картина действия радиации? И не будет ли правильно сказать, что оба они погибли от того, что многие годы жили, действовали, пытались себя осуществить, будучи в зараженной среде, в зоне некоей радиации? Так пришло слово. Зона: слово века, нагруженное его главными смыслами. Зона – лагерь. Зона – место зараженной, губительной среды обитания...»