Менструальные боли

Средняя оценка: 3 (8 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет

Ночью мне приснилось, что я — сорокалетная женщина, а мой муж- полковник запаса. Теперь он директор МАТНАСа в бедном районе. У него дерьмовые отношения с окружающими. Сотрудники ненавидят его, потому что он все время на них орет. Они жалуются, что он относится к ним, как к солдатам-новобранцам. 
По утрам я делала ему яичницу, по вечерам — шницель с картофельным пюре. Когда он был в хорошем настроении, говорил, что еда — отличная, однако ни разу не убрал за собой посуду. Приблизительно раз в месяц, в пятницу, он приносил домой подвявшие цветы, которые ему продавали дети русских олимов, пока он стоял перед светофором на каком-нибудь перекрестке. 

Ночью мне приснилось, что я — сорокалетняя женшина, и у меня менструальные боли, и что вдруг я обнаруживаю, что у меня дома закончились все гигиенические тампоны и что я пытаюсь разбудить своего мужа, полковника запаса, и сказать ему, чтобы он поехал в « Суперфарм» или, по крайней мере, отвез меня туда, поскольку у меня нет водительских прав, а если бы и были, то у нас все еще служебный армейский автомобиль и мне тем более запрещено управлять им. 
Я сказала ему, что это срочно, но он не внял. Только все время бормотал что-то сквозь сон и сказал, что еда — дерьмо, и что у него не принято, чтобы повара ходили в увольнение каждую неделю, так как это армия, а не детский лагерь. 
Я приложила бумажные салфетки, сложенные в несколько раз, попыталась лежать на спине, не дышать и не двигаться, чтобы не текло. Но все тело болело, и кровь вытекала из меня со звуками испорченной канализации. Она текла у меня по бедрам, по ногам, затекала на живот. Пропитавшиеся кровью бумажные салфетки превратились в такую массу, которая прилипла к волосам и коже. 

Ночью мне приснилось, что я — сорокалетняя женшина, и что я ненавижу себя и свою жизнь. За то, что у меня нет водительских прав, за то, что я не знаю английского, что ни разу не была за границей. Кровь, которая вытекла на меня, уже начала засыхать, и я почувствовала, что это как проклятие. Что этой менструации не будет конца. 

Ночью мне приснилось, что я — сорокалетняя женшина и что я сплю и мне снится, будто я мужчина двадцати семи лет, жена которого опять беременна, потом он оканчивает медицинский курс и убеждает свою жену и маленькую дочку поехать с ним за границу на стажировку. 
Они ужасно страдают, они не знают ни слова по-английски, у них нет друзей, там холодно, снег. И тогда однажды в какой-то Sunday я беру их на пикник и расстилаю на траве одеяло, они раскрывают корзины с провизией и раскладывают деликатесы. Когда мы заканчиваем есть, я достаю из багажника охотничье ружье и стреляю их, как собак. 
Полиция приезжает ко мне домой. Лучшие детективы Иллинойса пытаются повесить на меня убийство. Они запихивают меня в комнату, они кричат на меня, они не разрешают курить, не дают пойти пописать, но я не раскалываюсь. А муж в кровати возле меня все время кричит во сне: «Тогда Егози сказал. Тогда он сказал. Я здесь сейчас командир».

Информация о произведении
Полное название: 
Менструальные боли
Дата создания: 
1994
Второй сон Веры Павловны

Линор Горалик
Каждый месяц я вижу, как свято место пустует в соседних яслях,
Потому что мой незачатый сын истекает кровью в двадцатых числах,
Упирается больно, бьется, хочет родиться,
Кровью плачет, шепчет: мама, я бы мог тебе пригодиться,
Что за черт, почему ты не хочешь со мной водиться?

Я пою ему песенку про сестру и братца,
Как они никогда не плачут на аппельплаце.
Скручиваюсь эмбрионом, чтобы помешать ему драться,
К животу прижимаю грелку, чтобы ему согреться,
Говорю: отстань, не дури, обретайся, где обретался,
Радуйся, что еще один месяц там отсиделся,
Ты бы кричал от ужаса, когда бы увидел, где очутился.

Он говорит: уж я бы сам разобрался.
Я читаю ему стишок про девочку из Герники,
Про ее глаза, не видящие того, что делают руки.
Он говорит мне: ты думаешь, это страшней, чем гнить от твоей таблетки,
Распадаться на клетки, выпадать кровавой росой на твои прокладки,
Каждый месяц знать, что ты не любишь меня ни крошки,
Не хочешь мне дать ни распашонки, ни красной нитки,
Ни посмотреть мне в глаза, ни узнать про мои отметки?
Полюби меня, мама, дай мне выйти из клетки.

Я рассказываю ему сказку про мою маму,
Как она плакала сквозь наркоз, когда ей удалили матку,
Я говорю ему: ладно, твоя взяла, я подумаю, как нам быть дальше;
Я не люблю тебя, но я постараюсь стать лучше,
Чувствовать тоньше, бояться тебя меньше,
Только не уходи далеко, не оставляй меня, слышишь?

Он говорит: ладно, пора заканчивать, я уже почти что не существую,
Так - последние капли, черный сгусток сердца, красные нитки.
Мы, говорит, еще побеседуем, мама, я еще прийду к тебе не родиться,
Истекать кровью, плакать, проситься, биться,
Клясться, что я бы смог тебе пригодиться,
Плакать, просить помочь мне освободиться.
Где-то в двадцатых числах приду к тебе повидаться.

Ответ: Менструальные боли

стих лучше рассказа

Ответ: Менструальные боли

Девушка знала, что писала, а вот мужчина - нет.

Ответ: Менструальные боли

Кстати, нет, не в физиологии дело )))
В ненастоящести "примеренного" на себя переживания. В придумывании его смысла на основе физиологической функции явления. Вроде и не поспоришь - если предельно все заострить, может, и так... Но смысл?

Ответ: Менструальные боли

Но стих выглядит как пародия на борцов за право жить.

Ответ: Менструальные боли

Да, inkling, Горалик такая)) Она постоянно в критическом состоянии находится. Наверное, видит смысл своей поэзии в таком душераздирающем контексте. И я даже могу это понять. Ну, мужик тоже что-то там заострял, но его понять мне трудней :-)

Ответ: Менструальные боли

С этим спорить не стану: Горалик понятнее. Что мужику понадобилось в темных глубинах женской физиологии, мне вообще не представить. Я так понимаю, внешняя уже вся изучена, души у женщины по определению нет, так что остается -  вот в такие "глубины" )))

Ответ: Менструальные боли

угу. раз такое дело, позволю себе несколько строк: я не увидел смысла (да и жанр обуславливает не логическое, но интуиционное понимание), но увидел субъекта. И в отличие от inkling, мне не показалось, что точкой отсчета был упомянутый физиологический процесс, наоборот, лирический герой кровоточит  (наверное, он это человек из сна второго порядка, но не суть) и мыслит себя как 40-летняя женщина. И если есть тут хоть что-то интересное, то вот оно. Вот с чем может соотноситься 40-летняя женщина? дом, быт, housewife, стабильность, дети. ну где-то так. Для нашего героя она - ночной кошмар, вечно  кровоточащая рана. Ну собственно и что, спросите вы. Ну собственно и всё

Ответ: Менструальные боли

Гм... что-то в этом фрейдистское есть: кровоточащая рана, зубастая вульва и т. д.
P. S. Насчет физиологического процесса я больше о Горалик. Хотя и у Керета это есть.