Разбить поросенка

Средняя оценка: 6.7 (9 votes)
Полное имя автора: 
Этгар Керет

Папа отказался покупать мне Барта Симпсона. Мама-то как раз хотела, но папа отказался, сказал, что я избалован. "С чего нам покупать, а?" - скаазл он маме, - "С чего нам эту куклу покупать, а? Стоит ему пикнуть - как ты уже вытягиваешься по стойке смирно." Папа сказал, что я не умею ценить деньги, и что если я этому не научусь, пока маленький, то когда же я этому научусь? Дети, которым просто так покупают Барта Симпсона, вырастают балбесами и обворовывают киоски, потому что они привыкли получать все, что захочется, просто так. Так что вместо Барта он купил мне уродливого фарфорового поросенка с узкой дыркой в спине, и теперь я вырасту нормальным, теперь я уже не стану балбесом. 

Каждое утро должен выпивать чашку какао, хоть я его и ненавижу. Какао с пенкой - шекель, какао без пенки - пол-шекеля, а если сразу после этого меня рвет, то я не получаю ничего. Монеты я сую поросенку в спину, и поэтому, если его потрясти, он шуршит. Когда в поросенке будет так много монет, что он не будет шуршать, если его потрясти, - тогда я получу Барта Симпсона на скейтборде. Так сказал папа, это педагогично. 

Поросенок вообще-то милый, если дотронуться до его носа, то нос оказывается холодным, и он улыбается, когда ему в спину суют шекель, и даже когда всего пол-шекеля, но самое приятное, что он улыбается, даже когда ему в спину не суют вообще ничего. Я придумал ему имя, - я зову его "Песахзон", как того человека, которому раньше принадлежал наш почтовый ящик, - папа так и не сумел отодрать наклейку с его именем. Песахзон не похож на другие мои игрушки, он гораздо спокойнее, без лампочек, и пружин, и протекающих батареек внутри. Нужно только следить, чтобы он не спрыгнул со стола. "Осторожно, Песахзон! Ты фарфоровый!" - говорю я ему, когда замечаю, что он немного наклонился и смотрит на пол, а он улыбается мне и терпеливо ждет, пока я сам его спущу. Я обожаю его улыбку, только ради него я пью какао с пенкой каждое утро, только ради того, чтобы сунуть ему в спину шекель и увидеть, что его улыбка ни калепьки не меняется. "Я тебя люблю, Песахзон," - говорю я ему тогда, - "Чесслово, я люблю тебя больше, чем маму с папой. И я всегда буду тебя любить, что бы ни случилось, даже если ты будешь грабить киоски. Но если ты прыгнешь со стола, тут я тебе покажу!"

Вчера папа пришел, взял Песахзона со стола и начал жутко трясти его вверх ногами. "Осторожно, папа," - сказал я, - "У Песахзона разболится живот." Но папа продолжал. "Он не шумит, ты знаешь, что это значит, Йоав? Что завтра ты получишь Барта Симпсона на скейтборде." "Супер, папа," - сказал я, - "Барт Симпсон на скейтборде, супер. Только перестань трясти Песахзона, ему будет плохо." Папа поставил Песахзона на место и пошел звать маму. Он вернулся через минуту, одной рукой он тащил за собой маму, а в другой держал молоток. "Ты видишь - я был прав," - сказал он маме, - "Так он научится ценить вещи, правильно, Йоав?" "Конечно, научусь," - сказал я, - "Конечно, но зачем молоток?" "Это для тебя," - сказал папа и сунул молоток мне в руку. - "Только осторожно." "Я осторожно," - сказал я и действительно вел себя очень осторожно, но через несколько минут папе надоело и он сказал: "Ну, разбей уже поросенка!" "А?" - сказал я, - "Песахзона?" "Да, да, Песахзона," - сказал папа, - "Ну же, разбей его. Ты заслужил Барта Симпсона, ты хорошо потрудился." 

Песахзон грустно улыбнулся мне улыбкой фарфорового поросенка, понимающего, что ему пришел конец. Да пусть Барт Симпсон подохвнет, - чтобы я дал молотком другу по голове?! "Не надо Симпсона," - сказал я и вернул папе молоток, - "Мне достаточно Песахзона." "Ты не понимаешь," - сказал папа, - "Это хорошо, это педагогично, давай я разобью его для тебя!" Папа уже занес молоток, а я посмотрел на мамино убитое лицо и на грустную улыбку Песахзона и понял, что все зависит от меня, если я ничего не сделаю - он погиб. "Папа!" - я схватил его за ногу. - "Что, Йоави?" - сказал папа, все еще держа молоток в воздухе. "Я хочу еще шекель, ну пожалуйста!" - взмолился я. - "Дай мне засунуть ему еще шекель, завтра, после какао. А потом разбить, завтра, честное слово!" "Еще шекель?" - улыбнулся папа и положил молоток на стол. - "Ты видишь? Я развил у ребенка осознание ценности денег." "Осознание, да," - сказал я. - "Завтра." У меня в горле уже скреблись слезы. 

Когда они вышли из комнаты, я крепко-крепко обнял Песахзона и дал слезам заплакать. Песахзон ничего не сказал, он только тихо дрожал у меня в руках. "Не волнуйся," - шепнул я ему в ухо, - "Я спасу тебя." 

Ночью я дождался, пока папа закончит смотреть телевизор в гостиной и пойдет спать. Тогда я тихо-тихо встал и вместе с Песахзоном выбрался из дома через балкон. Мы очень долго шли вместе в темноте, пока не добрались до тернового поля. "Свиньи смерть как любят поля," - сказла я Песахзону, когда поставил его на землю. "Особенно терновые поля. Тебе здесь будет хорошо." Я ждал ответа, но Песахжон ничего не сказал, а когда я на прощание дотронулся до его носа, он только грустно посмотрел на меня. Он знал, что больше никогда меня не увидит.

Информация о произведении
Полное название: 
Разбить поросенка
Ответ: Разбить поросенка
Неожиданный рассказ после первых двух. Хотя, если присмотреться, тема похожа. И интонация - ироническая в начале и щемящая в конце.